Украинские сепаратисты переписывают историю голода 30-х годов XX века

«Ее племянник рассказывает, что Евдокия была маленькой девочкой, когда соседи под каким-то предлогом пригласили ее к себе. Это было в 1933 году во время большого голода, и ее семья забеспокоилась, когда Евдокия не вернулась», — повествует корреспондент The New York Times Эндрю Э.Крамер.
«Она так и не пришла домой, сказал племянник, Александр С.Ходаковский, ныне высокопоставленный член сепаратистского правительства ДНР, которое поддерживает Россия. Ее родители, к своему ужасу, обнаружили, что отчаявшиеся соседи ее съели. То было обычное явление в период голода, от которого, по самым распространенным оценкам, умерли 3,3 млн человек», — говорится в статье.
Украинские историки традиционно называют голод геноцидом — прямым результатом сталинской принудительной коллективизации и реквизиций зерна советским правительством в целях экспорта. Эта версия преподается в украинских школах с тех пор, как Украина стала независимой.
«Но в нынешнем году на Юго-Восточной Украине школьники этого не изучают. По приказу новых сепаратистских правительств они получают приглаженную российскую версию, согласно которой голод был неотвратимой трагедией, которая постигла весь СССР», — говорится в статье.
«Даже Ходаковскому, останки тети которого были позднее найдены в колодце, нелегко принять эту версию всецело. «Это было ужасно», — сказал он о голоде, и вовсе не неотвратимо. Скорее это был плод сталинской политики, особенно продажи зерна ради финансирования индустриализации», — пишет автор.
По мнению Крамера, «в ходе сегодняшней гражданской войны самая яростная борьба, помимо борьбы за территорию, идет за историю» Украины. В областях, подконтрольных сепаратистам, учителя истории получили указание выбросить прежние учебники истории.
Несколько месяцев учителя импровизировали. В этом году сепаратистское министерство образования выпустило «Материалы по вопросам преподавания истории». По мнению автора, тем самым министерство «буквально переписало историю посреди учебного года».
«История не меняется, — философски сказала учительница Наталья С.Скриченко. — Люди просто смотрят на факты через призму нового менталитета. Мы доподлинно не знаем, что случилось в прошлом. Оно ушло. Мы можем знать только то, что видим через призму нашего собственного времени».
Скриченко сказала, что просит своих учеников рассматривать перемены в учебниках как дидактический момент, — наглядный пример того, как пишется история.
«А нынче в Донецке история — вопрос далеко не кабинетной науки, — продолжает Крамер. — Россия и группировки, которые она поддерживает на Восточной Украине, в оправдание их восстания, повлекшего за собой гибель более 6 тыс. человек и исход примерно 1,5 млн беженцев, называют неофашистским переворотом революцию, которая свергла президента Януковича».
Они ссылаются на то, что украинские националисты почитают Степана Бандеру. «Россия назвала его (несправедливо, по мнению многих историков и, определенно, по мнению западных украинцев) пособником нацистов, на котором лежит часть вины за убийства русских, поляков и евреев во время Второй мировой войны», — говорится в статье.
«С украинской стороны те, кто выступает против любого российского влияния, в том числе влияния сепаратистских правительств на востоке, упоминают о голоде 1933 года в поддержку своего аргумента, что Россия навеки утратила моральное право на управление их страной», — пишет автор.
Со своей стороны, Ходаковский сказал: когда украинцы называют голод «геноцидом», они «намерены вырвать с корнем то, что объединяло Россию с Украиной», и такие заявления нужно прекратить.
«В любом случае, Ходаковского не воспитывали в ненависти к русским. Его родственники живут в Москве. Чрезмерные реквизиции зерна были зверством СССР, а не России», — пишет автор. «Моя мать никогда никого не обвиняла», — сказал Ходаковский.

 http://inopressa.ru/article/30Apr2015/nytimes/golodomor.html

Добавить комментарий