Король и Шут «TODD. Акт II. На краю»


Ажиотаж вокруг зонг-оперы о социально опасном цирюльнике с Флит-стрит принес вполне ощутимые плоды еще до театральной премьеры. По итогам продаж всех музыкальных релизов 2012 года на территории России, вторая часть альбома «TODD» «На краю» недавно заняла почетное пятнадцатое место.

Как знать, как сложилась бы судьба той или иной группы, если бы в ее раскрутке участвовали настоящие специалисты? Если вас интересует индивидуальная работа над вашим бизнесом вплоть до достижения успеха, то вам необходимо обратиться к специалистам, работающим с бизнесом как консультанты. Вместе с вами они будут следить за ростом бизнеса, вносить коррективы и обучать вас ведению дела.

«На краю» — это история одного безумия. Психически больные граждане редко мыслят цельно, логично и линейно – их восприятие, как правило, мозаично, лоскутно и разнородно. Примерно, таким же у «Короля и Шута» получилась и финальная часть дилогии. Если в «Первой крови» преобладал кураж висельника и свистопляс заплутавшего гуляки, то «На краю» — это мучительный делирий, позднее прозрение, стон истерзанной души, полностью выжженной неутолимой жаждой мести.

При этом оба CD постоянно перекликаются друг с другом. «Каторжник» с первой части – это сыгранная чуть медленнее и меланхоличнее баллада «Неупокоенный» со второй. Хотя симметричное разделение исходного материала на два акта принципиально важно и для спектакля, и для альбомов, материал в постановке и на дисках группируется все же по-разному. Бенефис Ренегата «Смерть на балу» венчает первый акт спектакля, тогда как альбом «На краю» открывается этим треком. Это именно, что разгул, но разгул маскарадный, иллюзорный, подстроенный. Такое постоянное превращение «кареты» в «тыкву» постоянно проводится на второй пластинке даже на уровне аранжировок. «Женская» баллада в стиле пауэр-поп «Маленький остров» легко оборачивается готической страшилкой «Смерть Ловетт» (а в спектакле вообще становится загробной песнью героини).

«Выход Судьи» (который, наверное, правильнее было бы назвать «Выходкой Судьи») – невероятно забористый коктейль из постпанковых-ритмов, синти-поповых пульсаций и лихих риффов а ля саундтрек к «Бондиане». Относительно мягкие аранжировки причудливо гармонируют с несколько скабрезными текстами. Теперь понятно, почему во второй части за Судью поет Илья Черт, а не Константин Кинчев. Строчка «после стольких отрубленных голов, исчезает влечение полов» как минимум неорганична для нынешнего лидера «Алисы», который признается, что ему и собственную песню под названием «Поллюционный сон» было бы уже исполнять неуютно…

В общем, «На краю» — это уже на грани, но еще не за ней. Напомним, что премьера зонг-оперы «ТODD» состоится на сцене столичного Театра киноактера 6 и 7 ноября. Концертное же представление пластинки «На краю» назначено на 25 ноября в клубе Arena Moscow. km.ru

Добавить комментарий